Путешествие в мир женской сексуальности

30 Июля 2014

views.png 10,232
comments.png 2

Сексуальное здоровье является одним из составляющих благополучия каждого человека. О развитии отечественной сексологии, о женских проблемах и путях их решения, о любви и гармонии мы беседуем с профессором Игорем Ивановичем Горпинченко, доктором медицинских наук, президентом ассоциации сексологов и андрологов Украины, членом Европейского общества сексуальной медицины, генеральным директором Украинского института сексологии и андрологии.

zhenskaya-seksualnost-MainCover-1484832640.jpg

— Игорь Иванович, в каком состоянии находится сегодня сексология в Украине? На каком уровне у нас оказывается помощь по проблемам сексуальности?

— Сексология в Украине всегда была на высоком уровне, потому что еще во времена Советского Союза здесь сложилась благоприятная ситуация, работали врачи-энтузиасты. И Украина — единственная республика бывшего Союза, где была создана сеть сексологических кабинетов, еще в то время, когда специальности «врач-сексолог» не было в номенклатуре врачебных специальностей. В каждой области был главный сексолог, который оказывал лечебную и профилактическую помощь. И только в 1985 году появилась такая специальность.

Поэтому институт, который я создал пять лет назад, не появился на пустом месте. В рамках Института урологии Академии медицинских наук существовал и существует отдел сексологии и андрологии, который я возглавляю. Это академическая структура, в которой работает 15 сотрудников: из них 4 профессора, остальные — кандидаты наук. А пять лет назад в связи с новыми экономическими возможностями, я создал частный институт на базе Института урологии. Те же сотрудники, которые работают со мной уже 30 лет, влились в него. Кроме того, мы пригласили смежных специалистов.

У нас есть следующие направления: сексология (психотерапия, медикаментозное лечение, физиотерапия — до хирургии), андрология, гинекология, ведь сексуальные расстройства и бесплодие нельзя рассматривать в отрыве от женщин. Поэтому у меня работают два классных гинеколога: Оксана Васильевна и Сергей Николаевич. Мы хорошо оснащены, в соответствии с современными требованиями, у нас комфортные палаты, индивидуальный уход. Мы арендуем аппаратуру у института урологии, а они пользуются нашей. Это оптимальное взаимодействие частной и государственной структуры.

Проблемами женских сексуальных расстройств, проблемами бесплодия, касающихся женской половины, мы исторически занимались всегда. А сейчас еще имеем возможность, потому что у нас есть специалисты высокого уровня.

— Какой процент женщин обращается в Институт сексологии? 

— Я приведу такую статистику: раньше среди сексологических больных было примерно 3–5% женщин. Сейчас этот процент увеличился до 35. Это знамение времени. С одной стороны, женщины вышли из подвала, из тупика, раньше они не обсуждали подобных проблем, считая, что это только удел мужчин. Мол, мужчина должен быть всегда способен, а от женщины это не зависит. Сейчас ситуация поменялась. И в науке произошел прорыв. В 1992 году выделили сексуальные расстройства у женщин в классификации болезней.

Практически каждый год проходят конференции, посвященные женским сексуальным проблемам, на эту тему увеличилось количество научных работ. Мы, пожалуй, единственное учреждение в Украине, которое серьезно проводит подобные исследования. И мне отрадно отметить, что наши скромные труды получают хороший отклик за рубежом. 7–9 декабря в Брюсселе пройдет конференция по сексуальной медицине. Наши доклады там с удовольствием приняты. Потому что, во-первых, мы используем огромный статистический материал. В наших исследованиях речь идет о тысячах больных — это большая выборка, которая позволяет проследить общие тенденции.

Плюс очень глубокие исследования, например, кровотока в клиторе при сексуальном возбуждении, роли гормонов при хирургической кастрации, при климаксе у женщин, при различных заболеваниях. Изучаем современные методы контрацепции и их влияние на сексуальную функцию. Более того, женский аспект у нас был даже в сугубо мужской теме: мы изучали особенности эректильных нарушений у мужчины, и изучали, как реагирует женщина, как это влияет на ее сексуальное удовлетворение. Получили довольно интересные результаты.

Объединяя исследования и оказание практической помощи, мы стараемся идти в ногу со временем. У нас есть такое негласное правило: по возможности принимать в паре мужчину или женщину с сексуальным расстройством. Например, если ко мне приходит мужчина, я с ним первый раз беседую, получаю общее представление о сути сексуального расстройства, назначаю обследование, которое дополнит данные, и в то же время рекомендую на следующий прием прийти с супругой (партнершей), чтобы поговорить и с ней. Если есть необходимость, она общается с психологом, с гинекологом. Нельзя не сказать об уникальной лечебной базе, у нас гармонично сочетаются все виды лечения. Например, в харьковской клинике 99% больных лечат психотерапией, в сугубо урологической клинике используют физиотерапию и медикаменты.

А у нас объединение всех направлений и есть возможность использовать все современные методы лечения: от рациональной психотерапии (объяснить, в чем заключается ошибка пациента, где неправильные суждения, толкования, которые могут лежать в основе сексуальных расстройств), провести физиотерапевтическое лечение, медикаментозную терапию, и, если есть органические формы, хирургическое лечение. Все, что существует на сегодняшний день, есть возможность сделать в одном учреждении. Это очень важно, поскольку пациенты, как правило, раскрываются один раз, ведь для них это травмирующая ситуация.

Если врачу верят, то рассказывают все подробности, обсуждают, доверяют, выполняют рекомендации. Но если хоть немного чувствуют непрофессионализм, то сразу сжимаются, не раскрываются, не рассказывают. Поэтому все врачи, которые работают у меня, прежде всего, психотерапевты. Даже хирурги обязательно проходят курсы по психиатрии и психотерапии. Они должны хорошо знать психику больного и уметь корригировать.

Украина была единственной республикой Советского Союза с сетью сексологических кабинетов, даже тогда, когда специальности «врач-сексолог» не было в номенклатуре врачебных специальностей

— Можно ли рассматривать отдельно женскую и мужскую сексуальность?

— Проблем женской сексуальности не существует, так же, как не существует отдельно мужских сексуальных проблем. Есть проблемы супружеской (сексуальной) пары. Я утверждаю, что абсолютно фригидных женщин не существует. Точнее, бывает так называемая врожденная аноргазмия, но к счастью, лишь у 5–7% женщин. Они погоды не делают. В подавляющем большинстве случаев проблемы возникают при общении мужчины и женщины тогда, когда у них теряется взаимная адаптация.

Люди имеют различные представления о сексуальной жизни, различные половые темпераменты, опыт, культуру, здесь можно ставить запятую и дальше перечислять множество влияющих факторов: социальные, экономические, нравственные… Люди все разные, и у них разные представления о порядочности-непорядочности, о красоте, о гармонии. Правда, эти представления у цивилизованного человека находятся в рамках тех норм, которые выработались у каждого общества. У нас считается, что интимные отношения — это отношения между двумя людьми, соединенными чувством любви. Но в некоторых племенах и сегодня интимные отношения публичные, и они совокупляются на виду у всех, это у них нормально. А прием пищи является интимным, кушают они один на один.

— Почему у пары могут возникать сексуальные проблемы? 

— С моей точки зрения, сексуальные проблемы — это нарушение взаимной адаптации. Как только люди перестают адаптироваться к противоположному полу, возникают сексуальные проблемы. А в основе этих взаимоотношений лежит большое чувство любви, о котором мы, к сожалению, все реже и реже говорим. Но если мужчина и женщина обладают от Господа Бога способностью любить, это глубокое чувство затрагивает не только и не столько секс, потому что он является кульминацией этой любви. Когда у них есть адаптация, они находятся в гармонии.

Но если у людей разные темпераменты, они никогда не будут понимать друг друга, у каждого из них своя жизнь. У них нет гармонии. Либо она была, но с течением времени утеряна. Тогда возникают сексуальные проблемы. От незначительных проявлений, например, женщина перестала ощущать чувство оргазма, что поправимо, до полной неспособности к совокуплению. Допустим, у нее мужчина вызывает отвращение, возникает спазм мышц бедра, влагалища, и половой акт становится невозможен. Это уже крайние, полярные состояния. Но чаще люди понимают друг друга, адаптируются, и создают семью или сексуальную пару и реализуют свою сексуальность в рамках тех биологических, конституциональных, социальных, этнических, культурологических форм, которыми сегодня живут эти люди.

Поэтому и проблему сексуальных расстройств можно рассматривать как мужскую и женскую только с дидактической точки зрения. Это единый механизм. В равной степени, как не существует мужского бесплодия и женского, а есть бесплодие супружеской пары. Вот так же и в сексуальной жизни: один и тот же мужчина сегодня может быть на высоте положения с одной женщиной, а с другой завтра может быть морально уничтожен и признан импотентом. Все достаточно относительно, ситуативно.

Проблем женской сексуальности не существует, так же, как не существует отдельно мужских сексуальных проблем. Есть проблемы супружеской (сексуальной) пары.

— Игорь Иванович, вы считаете, что гораздо эффективнее проводить консультирование пары. Насколько разные взгляды на одну и ту же проблему мужчины и женщины? 

— Надо сказать, что все зависит от личностных качеств женщины и мужчины. Оптимально, когда я вижу сексуальных партнеров, которые объединены чувством любви, у которых примерно одинаковые представления и интересы. Тогда у нас получается диалог. Мы обсуждаем проблему, они понимают свои ошибки, на них не зацикливаются, а исправляют их, они заинтересованы в конструктивном решении и лечение. Если дело касается лечения мужчины, чаще всего я рассматриваю женщину в качестве сотерапевта, она становится моим помощником. Хочет она или нет, я ее использую для лечения. К примеру, у мужчины проблема с эрекцией.

Я вижу, что это связано с неврозом «ожидания неудачи», то есть, он ждет, что у него эрекция пропадет, и она пропадает. В таком случае я говорю мужчине: «Вы ни в коем случае не должны переходить к половому акту, должна быть только прелюдия». А ей говорю, что его надо спровоцировать, чтобы обязательно нарушить то указание, которое я дал. Когда они проводят предварительную ласку, игру, он не боится, что ему нужно совершать половой акт, у него нет страха… и в это время она его провоцирует! Он решает, ладно, доктор сказал, но жена хочет… И страх снимается.

Другой вариант. Допустим, даем медикаментозное лечение, и рассчитываем, что оно будет эффективным, а оно действует медленно. Мы советуем женщине, что даже малейшее продвижение она должна представлять гипертрофированно, чтобы вселить в него уверенность. А если она не мой сотерапевт, своим неразумным поведением она может перечеркнуть все, что я сделал в течение месяца. Что касается женщин, мы выяснили, что в 40% случаев мужчины ошибочно указывают значение эрогенных зон.

Допустим, даем две анкеты мужчине и женщине. Просим их отметить, что является у нее эрогенной зоной. И в 40% случаев — полное несовпадение. Он считает, что клитор, она считает, что губы, ей нужны поцелуи, она при этом возбуждается. Но он не целует ее. По результатам анкетирования мы говорим, что вы просто не знаете топографию эрогенных зон вашей женщины. Начните с поиска, прежде чем совершить физический половой акт, вы должны ее хорошо изучить, знать ее топографию. С удивлением он приходит через неделю, и говорит: «Доктор, да я ее поцеловал два раза, у нее возник оргазм, даже без введения полового члена».

Вот пример такой конструктивной работы с парой. Почему женщина сама не может донести свои желания? Зачастую она стесняется. Женщина рождена такой стеснительной. Не все женщины способны на обсуждение с любимым человеком подобных вопросов. Иногда они боятся начинать этот разговор, вдруг он ее упрекнет, что она уже где-то это познала. Из-за этого возникает взаимонепонимание. Ситуации бывают совершенно разные, диалог в семье не всегда получается. Но если между пациентом и врачом контакт налаживается, обсуждаются самые сокровенные вещи, и позы полового акта, и эрогенные зоны, и так далее.

К примеру, о позах. Мы убеждаемся, что женщине более удобна по ее физиологии задняя позиция, а она боится, что он обвинит ее, заподозрит в измене, считает, что это не совсем нормально. Тогда мы объясняем, что эта позиция, учитывая строение половых органов его жены, наиболее благоприятна для достижения оргазма, или для достижения беременности. То есть, в каждом конкретном случае мы даем рекомендации, которые могут помочь супружеской паре найти или вернуть гармонию.

В 40% случаев мужчины абсолютно не ориентируются в топографии эрогенных зон своей партнерши.

— Вы давно занимаетесь этой проблемой. Как за это время изменились взгляды женщины, если проследить их эволюцию? 

— Изменения существенные, они идут в нескольких направлениях. Во-первых, женщины стали более открытыми, они стали больше обсуждать всё, не стесняясь, называя вещи своими именами, и стали более информированными. Это явно работа средств массовой информации. Женщины уже могут обсуждать сексуальные проблемы с врачом, понимают, что он задает вопросы не из праздного любопытства, а это профессиональный подход, обсуждение идет на равных. И еще такое знамение времени: существенно расширился возрастной диапазон.

Если раньше к нам обращались только женщины 35–45 лет, то сейчас расширение произошло в обе стороны. Приходят совсем молодые девушки, едва начавшие половую жизнь. Они не получают удовлетворения, и их интересует почему. Зачастую мы объясняем, что начало сексуальности практически никогда не начинается с расцвета, он наступит позже, с приобретением опыта, часто с беременностью, с навыками контрацепции — есть тысячи факторов, которые могут влиять. Или наоборот, женщина приходит уже в климактерическом периоде. Раньше они не приходили. У них заканчивались менструации, и на этом их сексуальная жизнь тоже заканчивалась.

А мы говорим: «Ничего подобного, у вас теперь нет проблем контрацепции, детей поставили на ноги, вы самостоятельны, поднялись в социальном плане, у вас собственная квартира наконец-то, можете поехать на любой курорт, вы раскрепощены, вы прекрасны…» Сейчас женщины после климакса тоже обращаются. И в 60, и в 70 лет. К сожалению, некоторая категория женщин страдает патологическим климаксом, и на этой почве могут быть сексуальные отклонения, например, повышение либидо, нимфомания — то, чего не было в молодом возрасте. Или половые извращения — лесбийская любовь. Или затруднения чисто физические — сухость влагалища.

Есть большое количество женщин, которых мы консультируем, потерявших мужа. Ведь мужчины живут меньше. Она овдовела, не может забыть мужа. Она не может так просто, как раньше, пойти на дискотеку, в кафе или ресторан найти себе нового партнера, реализовать свою сексуальность, это затруднительно, все хорошие мужчины заняты, не из кого выбрать. У женщины высокий интеллект, она образована, занимает высокое положение социальное и материальное. Такой женщине надо порекомендовать изделия из секс-шопа: викарные вещи, к примеру, фаллоимитаторы. Проблем в постклимактерическом периоде возникает достаточно много. Это тоже предмет наших забот.

— Как вы уже отметили, средства массовой информации внесли свою лепту в информированность населения. Только ли положительна их роль?

— СМИ, как и любое явление, имеет свои «за» и «против». Однозначно, отрадно то, что повышается информированность населения, уровень общей и сексуальной культуры. Но зачастую СМИ слишком увлекаются эксклюзивными случаями. Они представляют лесбийскую любовь как явление, которое захватывает всех — чуть ли не эпидемия. Или какие-то вычурные истории. Для них они очень интересны, будоражат читателей, но последние зачастую получают дезинформацию. Еще порнографические фильмы, где демонстрируют половой акт, длящийся 20–30 минут.

Нам женщины рассказывают: «Вот я видела эротический фильм, там половой акт длится 20 минут. А у нас не так». Мне приходится их разубеждать, что это кино, где все приемы возможны, а в реальной жизни статистика говорит совсем о другом. Что длительность имеет значение, но не настолько глобальное. Или женщины с врожденной аноргазмией. Они читают какую-нибудь книжку, где написано, что у женщин половой акт обязательно должен заканчиваться оргазмом. А у нее за всю жизнь оргазма не было. Мужа любит, детки прекрасные, все отлично, настроение хорошее. Исключив все варианты, приходим к выводу, что это от природы.

Важно, что она при этом хорошо себя чувствует. Другое дело, когда женщина, жалуясь на отсутствие оргазма, отмечает, что она разбита, неудовлетворена, психологически надломлена, возникает физическая боль, с мужем и детьми конфликтует… Это приобретенная аноргазмия, с которой нужно бороться. Совершенно разные ситуации. А в СМИ зачастую подается так, что люди могут автоматически переносить все на себя. Видят определенный образ и ему пытаются слепо соответствовать. Поэтому информация на эти темы должна быть максимально правдивой, очень обтекаемой, лишенной конкретики, должна давать общие принципы и тенденции.

Иногда мои пациенты просят подсказать, что почитать. Я их адресую не к своим популярным книгам, а к классике. Почитайте Бунина, он такой эротичный писатель, почитайте, как переживают Ромео и Джульетта. Классика дает представления о красоте интимных отношений, а извините, как физически половой акт происходит, они зачастую догадываются и сами, и тут особого ума не надо. А научить отношениям, искусству любви, уважению, культуры в целом — как раз в этом, на мой взгляд, задача СМИ.
По статистике, к врачу-сексологу приходят лишь 10% пациентов, нуждающихся в его консультации

— Врачи-гинекологи зачастую первые, кто сталкивается с женскими сексуальными проблемами. Насколько они осведомлены о них и чем могут помочь пациентке? 

— В этом году мы издали книгу «Вопросы сексологии в гинекологической практике», в которой собраны те случаи, с которыми гинеколог может сталкиваться. Есть советы, как собирать анамнез и на что обращать внимание. Описаны и простые, доступные, и сложные лабораторные методы обследования, подходы к лечению. Как раз одним из стимулов к написанию этой книги было то, что мы убедились: практические врачи-гинекологи зачастую может быть и знают, но не уделяют должного внимания вопросам секса. К ним приходят женщины с воспалительными заболеваниями, в основе которых может лежать сексуальная неудовлетворенность. А она толкает на случайные половые контакты, на пренебрежение правилами безопасного секса. Я понимаю, что практические врачи зачастую заняты борьбой с воспалительными заболеваниями, с опухолями, с проблемами контрацепции, климактерического периода. Но на всех этих этапах четко прослеживается роль сексуальной жизни. Поэтому мне бы хотелось пожелать больше уделять внимания этим вопросам, это приблизит к точной диагностике, к пониманию сути проблемы, и, в конце концов, поможет пациентке.

Я бы советовал прочитать нашу книгу, прийти к нам на курсы сексологии при институте усовершенствования врачей, где есть большой раздел — женская сексология и женские сексуальные проблемы. Моя практика показывает, что на этих курсах примерно 25–30% гинекологов. Остальные — андрологии, сексологи, эндокринологи, психологи, психиатры.

— Как определить грань, отделяющую проблемы, которые может помочь решить гинеколог, от тех, которые требуют специализированного вмешательства?

— По статистике, к врачу-сексологу приходят лишь 10% пациентов, нуждающихся в его консультации. И чаще всего приходят те больные, которым не могут помочь семейные врачи, терапевты, эндокринологи. Там, где требуется высокая компетенция, должен вмешиваться врач-сексолог. Но если у женщины есть некоторые неправильные представления, к примеру, она использует coitus interruptus (прерванный половой акт) в качестве метода контрацепции, врач, разумеется, объяснит, что это неправильный метод, и на этом могут закончиться все сексуальные проблемы пациентки. Она перестанет себя чувствовать у разбитого корыта… Это элементарно просто. Или, допустим, гинеколог после осмотра, выявив особенности строения, расположения клитора по отношению ко входу во влагалище, может объяснить, что существуют различные позы, способствующие достижению оргазма. Если врач-гинеколог мыслящий и хочет помочь пациентке, то, беседуя, обязательно собирает и сексологический анамнез, что может помочь в постановке диагноза и в принятии правильного решения.

Елена Чесановская


КОММЕНТАРИИ